суббота, 12 августа 2017 г.

Рекогносцировка под Эрк-Мерваз-Кала




Пока генеральный штаб собирал толстое досье с анализом походов и разнообразных стычек Туркестанских войск с Британскими войсками в предгорьях Гопет-Дага в 1879 году, в Петербурге готовились к окончательному решению Туркестанского вопроса. Подготовка началась еще в начале года, когда генерал Скобелев получил прямые инструкции от государя. Император дал прямые указания полной комплектации войск всем необходимым. Потребовал составить обширный проект, включающий нескольких комбинаций военных действий при разных предположениях хода политики, денежных затрат, продолжительности похода. При этом выразил мнение не набирать в управление отряда лишних людей: «…ибо нам нужны люди идейные и крайне заинтересованные».





Рекогносцировка указала, что умудренные опытом прошлого сезона британцы значительно усилили свои позиции. Рекрутировано и переброшено на фронт большее количество туземных полков. Кроме того, начинало уже казаться, что текинцев буквально взяли на британское довольствие. Планировать покорение непокорных нецивилов в виду неприятеля, имевшего возможность произвести из Мервского оазиса нечаянное нападение, было бы весьма неудобно. Потому решено было обойти территорию Геок-Тепе и расположиться по восточную ее сторону. Местность там была довольно открытая  и представляла, кроме того, некоторые удобства для покорения местных племен и выдворения британцев в Афганистан и черт побери в Индию.




В начале июля, «Отдельный Пролетарского Гнева Ударный» отряд прибыл в селение Нухубар. По дороге заложено было укрепление при урочище Келат-Тепе, где оставлен гарнизон в стрелковый батальон при трех орудиях. Далее полковник выступил с легким отрядом к урочищу Эрк-Мерваз-Кала имея всего один батальон туркестанских войск, казачий разъезд и одно артиллерийское орудие.



10-го августа, после обеда, в 3 часа по полудни, отряд выступил к основной цели. Дорога была вполне удовлетворительна, авангард бодр, и уже вскоре открылось урочище Эрк-Мерваз-Кала, окруженное садами и полями. На противоположном берегу реки стояло небольшое укрепление, оставленное нецивилами. Вооруженный гарнизон местного бея или растворился в степи, или убыл в Геок-Тепе, сие нам выяснить не представлялось возможным. Местность же перед садами, засеянная хлебом и овощами, была до такой степени разработана, что представляла значительные препятствия движению отряда. Ибо каждая миля плодородной земли была разбита на огороды, сады и пастбища, и только дорога была удобна. Редкие деревца ближе к реке сгущались и уже там представляли собой небольшие рощицы. Местность сия была густо заселена и сильно отличалась от безводных степей Туркестана. Авангард нашей дивизии из 2-го Миасского полка внезапно открыл неприятеля, не доходя версты четыре до урочища. Русский полковник выдвинул вперед по дороге стрелковые роты туркестанского батальона. Орудие 2-й батареи и взвод второй Миасской сотни - оборону левого берега. Разъезду казаков приказано форсировать реку. При приближении к садам замечено было, что густые массы неприятеля, показавшись с краю урочища, заняли все пространство между холмами. В то же время значительная толпа неприятельской кавалерии показалась на дороге. За кавалерией трусцой семенила пехота.






Огонь единственного орудия был направлен по приказанию полковника по марширующим порядкам неприятеля, но добиться существенных успехов не смогли, хотя шрапнелью ранило несколько нижних чинов неприятеля. Дальнейшие рекогносцировки, произведенные в начале боя полковником к садам урочища, повели к первым выстрелам неприятельской артиллерии. Организованное возвращение наших войск на позиции близ переправы было принято неприятелем за отступление, и враги решились вторгнуться в наши пределы. Кровавая бойня началась. Выставив боковые авангарды, прикрывшие фланговое движение отряда, полковник перевел войска на избранную позицию в укрытие, при громе пушечных выстрелов неприятеля, на которые наша артиллерия отвечала живою канонадою. Неприятель решился дать полевое сражение, опираясь центром на холм, а флангами на рощу вдоль реки и бахчу по правому флангу, далеко выступавшую вперед, что давало позиции хорошую перекрестную оборону. С нашей стороны на левом фланге стал первый взвод стрелковой сотни с орудием 2-й батареи. Правее, в роще  – разъезд казаков и второй взвод туркестанской пехоты. Затем стала еще одна стрелковая рота туркестанского батальона. Начальство над войсками поручено полковнику фамилию которого запомнить не удалось.







Густая линия неприятеля заняла все это пространство, без перерывов. На левом фланге полная рота, по центру орудие и кавалерия неприятеля, по правому флангу вторая рота стрелков. Неприятель, как только началось наступление, открыл по всему фронту неумолкаемую пальбу из орудий и ружей. Но два взвода пехоты по правому флангу, встретив огнем неприятельскую роту, принудили ее остановить движение. Вслед за этим русские артиллеристы смогли подавить орудие неприятеля, после чего неприятельская кавалерия до самого конца дела держалась уже в отдалении и скрылась совершенно за рощей до самого финала баталии. На левом крыле боевой линии разыгрался в это время эпизод, принадлежащий к числу интереснейших в целой экспедиции. Один взвод стрелков вел учащенный ружейный огонь, который анфилировал фронт неприятеля, препятствуя форсированию реки. Ценой многих жизней главные массы неприятеля несли колоссальные потери и не смогли опрокинуть наш фланг.






Дело приближалось к развязке. Когда рота британцев по правому флангу сделала попытку атаковать наш фланг, но понесла колоссальные потери и остановилась. Британский командующий решил атаковать наши позиции своей кавалерией. Это был жест отчаянья, но он, по сути, привел к боевой ничьей. После кровавой сечи стороны решили прекратить бой, и отошли на безопасное расстояние друг от друга.






Наши потери составили 24 нижних чина, один офицер убит и еще один легко ранен. Раненых всего 6 человек, из них двое казаков. При этом потери неприятеля убитыми составляют 29 человек, раненых более 12 из них трое офицеров. Но надо отдать должное – все подразделения стояли, даже потеряв убитыми и ранеными более полвины личного состава.



Репорт со стороны оппонента: https://andrei1975.blogspot.ru/2017/08/tsatf.html

вторник, 1 августа 2017 г.

Ни шагу назад!



Тяжело было на душе у немецкого командира. Союзники топчут своими сапогами цветущие города и села, наш Фатерлянд! Врываются, грабят, свиней бьют, яйки просят, кур стреляют, к женщинам пристают…  Справа американцы, слева русские (FoW. Третья редакция. 4000 очков на сторону. Миссия окружение). А помня свое тяжелое поражение в предыдущем бою и понимая, что в этом ночном бою (с восьми вечера по шесть утра) придется биться до последнего, ситуация складывалась так себе.

общая панорама боя

немецкие позиции

саперы на обратном склоне холма




заместитель командира Майер


Противник, атакуя бронированными наземными войсками, усиленно использовал авиацию. Тяжелее всего приходилось нашим войскам от американского самолета разведчика. Этот стервятник  кружил непосредственно над нашими головами, активно координируя действия артиллерии. Удары были настолько частыми и мощными, что взвод четверок унтерфельдфебеля Занне, вынужден был отступить, сдав неприятелю свои позиции, потеряв при этом 25 процентов личного состава. К сожалению уже на нашей второй линии обороны взвод безвозвратно потерял от действия артиллерии еще один танк и вскоре вынужден отойти в тыл на ремонт оставшихся машин.

стервятник за работой


под плотным огнем артиллерии

наши снаряды отскакивают от советских танков




Вторую линию обороны занимали саперы под командованием лейтенанта Леманна. Готовые за дорого продать свою жизнь, но командование решило поберечь их для городских боев на следующий день и в активном бою они не участвовали. Саперов надежно поддерживали в бою артиллеристы капитана Нойманна. К сожалению, капитан Нойманн не смог остановить продвижение американских танковых колонн через перевал (три хода подряд не могли ни навестись, ни попасть). Не смог он уничтожить советские тяжелые танки (даже если немецкий снаряд попадал в советский танк и пробивал броню, он не мог уничтожить технику – я проваливал тесты). Но враг с ним считался. Всегда. Так как на таком оперативном просторе артиллерия становится самым эффективным средством уничтожения противника. Ну, после пантер конечно. 


В центре, в этот день (или правильнее сказать ночью) участвовали в бою три тяжелых танка тигр, с опытными экипажами. Взвод тяжелых танков лейтенанта Шмидта сосредоточился на окраине деревни и наносил свои удары в разные стороны, но в основном «терпели» советские танкисты.


умираем но не сдаемся! шансов выжить нет...

"наш ответ Чемберлену"


омериканцы атакуэ!




На другом фланге взвод пантер лейтенанта Краузе находился в немедленной засаде. Замаскировав танки в городских кварталах они заняли удобную позицию у моста через реку. Когда по мосту двинулись наступающие советские танки, меткими выстрелами смогли сжечь один советский танк. Понимая всю бесперспективность затеи, советское командование перегруппировалось и мучительно долго тянуло свои танки под градом наших снарядов в обход городских кварталов по левому берегу реки. Где исключительно геройски сражался взвод пантер лейтенанта Ланга под чутким руководством заместителя полка Майера. Его танкисты вели меткий огонь по советским танковым войскам, заставляя их перемещаться, прекращать на некоторое время стрельбу и всячески маневрировать. 


— За мной! Бей вражину! — командовал Майер, и бравые немецкие танкисты, подчиняясь голосу командира по рации, продолжали умело стрелять по врагу. Но в один момент враг развернул свою самоходную артиллерию для стрельбы прямой наводкой, из-за гор показалось звено штурмовиков, а для надежности враг еще и накрыл плотным артиллерийским огнем позиции танкистов. 


В общем там был ад, и Майера так и не нашли. Взвод прекратил стрельбу и даже растерялся. Но на месте заместителя полка вдруг оказался лейтенант Ланг.


— За Фатерлянд! За Меркель! Перегруппировываемся! — с гневом закончил призыв Ланг. И остатки взвода продолжили атаку, ведя прицельный огонь по врагу, но уже с безопасного расстояния. 


Через некоторое время соколы Геринга отплатили союзникам той же монетой - смогли сжечь несколько танков противника и сбили назойливого американского наводчика. Но это было потом. 


Когда же стало понятно, что тигры не смогут остановить атакующие американские части, а советские войска не рискуют прорываться через мост и движутся на встречу с американцами - пантеры Краузе, под командованием майора Валдера перебрасываются на другой фланг и успешно контратакуют американцев. Выведя пантеры на выгодные позиции, немецкие танкисты метким огнем уничтожают и заставляют замолчать не один американский танк. В результате контратаки лейтенант Краузе сообщает о полном уничтожении противника. Выжившие американцы побросали свои машины и бежали в тыл.


Командир развед-взвода лейтенант Ройсс, находясь на передовых позициях, уклоняясь от прямого контакта с врагом всячески маневрировал, даже в один момент был окружен противником, но не растерялся, с группой разведчиков на бронетранспортерах бросился в атаку на врага, почти смог прорваться через их передовые линии, выведя по меньшей мере одну зенитную бронемашину врага.

советские танки - от них все отскакивает

мы по ним не попали, от слова вообще





В этот день наш танковый полк потерял на правом берегу подбитыми пять пантер и две четверки, еще две четверки отправлены в тыл на ремонт. Командующий полком Майор Валдер предполагал возможные неприятности предстоящего боя, поэтому командиру второго танкового взвода четверок фельдфебелю Циммерманну приказал обеспечить контроль перевала по левому берегу реки и это решение бросило взвод Циммерманна между молотом и наковальней. В буквальном смысле. К сожалению, враг смог закрепиться по всему левому берегу, судьба взвода левобережных четверок неизвестна. Личный состав и четыре машины записаны в безвозвратные потери.


Тяжелые советские боевые машины, разгромив совместно с американцами, взвод Циммерманна, неудачно попытались форсировать реку и атаковать наши позиции на правом берегу. Но часть машин застряла в реке, часть оказалась повреждена противотанковым огнем и лишь единицы  – сожжены.  


Бой продолжался свыше восьми часов. Союзники пытались прорвать немецкие позиции и форсировать реку, но наши войска, используя складки местности, пережидали огонь, потом, где на руках, где своим ходом перетаскивали тяжелые танки и пантеры на выгодные позиции, опять атаковали врага. Враг не смог форсировать реку, захватить ключевую точку и уничтожить наши войска. Хотя путь навстречу победе был извилистым и трудным. Андрею и Павлу огромное спасибо за игру! Надеюсь через месяц повторим. 




взвод Циммерманна маневрирует, но они уже все мертвы...

финал, тут кто то уже подбит


одну самоходку сожгли, остальные застряли - взвод сбежал по морали