вторник, 21 ноября 2017 г.

Действия против Британской короны

Когда авангард приблизился к возвышениям, он увидел неприятельскую армию, строившуюся в боевые порядки. Командиры батальонов отправили своих адъютантов к командующему Русской армии, который находился позади наших позиций, и поздравили его со встречею с главными силами британцев. То, чего так желали Туркестанские войска, свершилось! Британские стрелки в характерных красных мундирах и хаки, разнообразные и пестрые туземные войска, солдаты в юбках. По перехваченным посланиям британского командования, за четыре месяца британцы смогли собрать и перебросить через Афганистан много свежих подразделений. Около 250 штыков при двух орудиях и двух пулеметах, представляли длинный фронт у подошвы горы, тылом к ней, почти параллельно нашим позициям. Над ними, позади, на крутом обрыве горы, у горного перевала был замечен штаб британских войск, откуда активно скакали гонцы с приказами. Армии начали разворачиваться в боевые порядки. Дело началось.











При первом взгляде на эту внушительную позицию обнаруживалось, что ключом ее были высоты; на них-то и следовало устремить все наши усилия. Ближайшие высоты на нашем правом фланге с плавными перепадами приближались к высотам гор, были сложны для прямого боя, руины сакли между позициями только добавляли сложности маневру. Тотчас же есаул, с казачьей сотней и ротой пластунских казаков с пулеметом облегченной казачьей батареи направлен был вправо, чтобы отодвинуть неприятеля от центра, дабы он не помешал безопасному движению нашего туркестанского батальона при одном орудии, который получил приказание стянуться на поляне по центру и атаковать неприятеля фронтом по совершенно ровной степи, измотать неприятеля огнем и добить штыками. Авангард батальона начал строиться в боевые порядки, но едва отдано было это приказание, как получено было известие что на левом фланге виден неприятель, намеревающийся захватить небольшой кишлак, который был уже оставлен жителями. Начальнику походного штаба, приказано было выехать на левый фланг, для осмотра впереди лежащей местности. Рота 73-го пехотного полка стала строиться к бою, как в правой цепи роты завязалась небольшая перестрелка. Британцы, увидя небольшую кучку нашей пехоты, развернули до батальона пехоты на нашем левом фланге и двинулись вперед. Положение «крымчан» сделалось затруднительным, но в это время к нему подоспела батарея с двумя орудиями и рота морской пехоты с обозом, которые и уравняли наши силы с неприятельскими. Но вернемся к холмам: на левом нашем фланге ровная степь разрывалась большим холмом, раскинувшимся по нейтральной полосе, за которым нам удалось заложить вовремя подоспевшую батарею, которая благодаря своей позиции надежно прикрывала наш левый фланг, но не могла совершенно ничем помочь центру – мешал холм. Рота сводного отряда Балтийского флота, скрытая от взглядов неприятеля сим холмом смогла быстро и без потерь выбраться к подошвам холма. Вскарабкавшись на верх и замаскированная она направила свой огонь, на неприятеля. Но вот так встреча! Капитан броненосца первого ранга «Агнец божий», Барон Иванов, рассказывая свои впечатления боя, новым товарищам по оружию, потом передавал, что, увидав там моряков британской империи, он счел их сначала просто миражом, но разглядев, в чем дело, весьма радовался, что сомнение его так скоро и забавно разъяснилось. Даже моряки сражаются в песках Средней Азии.





Войска наши остановились в расстоянии полторы версты от высот, занятых британцами. Впереди расстилалось широкое каменистое ложе степи, пара куцых деревьев и маки. За множеством больших и малых холмов, как сказано, поднимались высоты, упиравшиеся высоким отвесным обрывом в берег реки, вдоль которой расположилось урочище с садами и пашнями. Вдоль подошвы высот и пред садами тянулась непрерывная линия британских войск, как пеших, так и чуть поодаль – конных.  Все сплошь было покрыто массами войск, штыки блестели на солнце, значки колыхались на ветру. День был очень жаркий, все ждали команды. И когда минута в минуту начался новый час, командующий Русской армии словами “с Богом” двинул войска вперед.





Отряд наш к этому времени выстроился в боевом порядке в одну линию с резервом. Армия наша была условно разделена на три части, так что боевой порядок легко делился на три колонны: правую – казаки, левую – крымский полк и центр – туркестанские войска и рота балтийцев. В резерве – сотня конных казаков. Британцы открыли пальбу из своих орудий, расстановленных по всей линии их расположения, но видя, что снаряды их не долетают, вскоре совсем прекратили ее и выдвинулись ближе к нашим позициям. Наши войска двинулись одновременно с неприятелем и за четверть часа загремела канонада и ружейная пальба. 




В виду обстоятельств, командующий решил только оборонять наш правый фланг, а главными силами атаковать центр неприятеля, упиравшийся обоими флангами в холмы, выдвинув для этого туркестанский батальон. При этом первой роте ставилась задача захватить каменистую гряду раскинувшуюся между армиями и измотать неприятеля ружейной стрельбой. Второй роте, с примкнутыми штыками, выбраться с минимальными потерями к неприятельским позициям и атаковать их стремительным ударом в штыки. Для поддержки штыковой атаки планировалось использовать казачью сотню. Но заметив направление нашей главной атаки, британские линии бросились, в свою очередь, к нам на встречу, чем самым подставив свои артиллерийские батареи. Завязался маневренный ружейно-артиллерийский бой, мы начали наступление уступами в центре и левом фланге. Артиллерийская батарея 73-го пехотного полка, уничтожив неприятельское орудие и подавив пулемет британцев открыла непрекращающийся огонь по пехотным линиям британцев вблизи кишлака. Стрелковая рота полка приняла в право и перестраиваясь на ходу, всей линией начала подвигаться вперед. Сводному отряду балтийцев  было приказано оседлать холм и прикрыть фланговое движение левофлангового отряда. А вот с правого фланга неприятельский пулеметный взвод подъехал на близкий картечный выстрел и открыл огонь. Туркестанское орудие замолкло, наши позиции по центру оказалась под угрозой, тогда с правого фланга были выдвинуты казаки в свободной цепи и начата атака. Но ошибка с выводом казачьей сотни на правый фланг на дала возможности поучаствовать в бою кавалерии ни со стороны британцев, ни с нашей. 







Пройдя по долине Торбет и каменистой степи, войска наши приблизились неприятелю. Решительными действиями пехота, смогла захватить кишлак. В то время, когда моряки вели перестрелку друг с другом, окровавленный туркестанский батальон с дружным криком “ура”, стремительным ударом в штыки летел на «тонкую красную» линию британцев неприятель дрогнул. Все, что было на позициях неприятеля, обратилось в бегство.






Два орудия и два пулемета брошены на месте. Солдаты, утомленные тяжелым, многочасовым боем и настоящей атакой, не переводя духа взбирались на высоты, но не могли догнать врагов. С вершин холмов открылись нам живописная картина местности и только когда значки наших войск уже развевались у перевала, можно было оглянуться назад и оценить разом все, что перенесли войска наши в этот действительно славный день. Неприятельской армии не было видно. Подведя итоги этого дня, командующий войсками узнал, что потеря наша заключалась: убитыми 28 (четыре офицера и унтер-офицера), ранеными 41 (в том числе унтер-офицеров 3). Огонь неприятельской артиллерии вывел у нас из строя одно артиллерийское орудие. Неприятель оставил на поле убитыми 49 человек. Дело было сделано — разбитый неприятель отброшен от Торбет-Хейдер и потянулся в безводную степь. Впоследствии стало известно, каким лишениям подверглись отступавшие: воды в колодце, куда бросились британцы, оказалось мало, да и ту выпили, обогнавшие пеших, конные, жара и множество раненых, возбуждала неистовую жажду. Более шестидесяти несчастных британских солдат легло здесь — вся степь у колодца белела костями.

Отчет со стороны Андрея: https://andrei1975.blogspot.ru/2017/11/blog-post_20.html










суббота, 18 ноября 2017 г.

Дело при Торбет-Хейдер.

В конце прошлой недели к действующему отряду Туркестанских войск в форт Кара-Хан прибыл лазутчик из числа наших туркмен и сообщил, что по Масшхадской дороге в нашу сторону движутся крупные силы британцев. Срочной депешей генерал-майор приказывает немедленно собираться и дать бой неприятелю. На урочище близ Торбет-Хейдер. он простоял два дня, чтобы сосредоточить все силы, и 17-го ноября двинулся навстречу британским войскам, собранным под Гератом. Отряд наш состоял из 5 рот, двух сотен казаков и 4-х орудий, одно из которых оказалась картечница при большом обозе. Всего 225 человек. Дело приблизилось к развязке.